Мастер медитации

— Учитель, расскажите мне о дзэне, — попросил ученик, сидевший напротив своего учителя, мастера дзэн.

— О дзэне нельзя рассказать, — ответил учитель, закрыв глаза.

Ученик задумался и посмотрел на мастера. Не смотря на преклонный возраст мастера, его поза была совершенной. Он сидел неподвижно, вытянув спину. Подбородок был слегка наклонен вперед, а макушка будто подпирала воздух. Его правая стопа покоилась на его левом бедре, а левая – на правом, образуя позу полного лотоса. Колени были плотно прижаты к полу. Его могучие широкие плечи были расслаблены. Правая ладонь, которая лежала раскрытой кверху между стопами, держала левую, а большие пальцы рук едва касались друг друга, рисуя красивый овал космической мудры. Локти были слегка разведены в стороны. Не смотря на то, что поза была идеально ровной, мастер оставался расслабленным, как будто помимо мышц что-то еще удерживало его положение тела.

Ученик знал, что мастер медитации был родом из далекой холодной России. И когда-то был мастером боевых искусств. В юном возрасте он добился больших успехов и выиграл несколько серьезных турниров. Но однажды гуляя где-то по горам в Японии, он встретил маленького, с виду ничем непримечательного старика, который медитировал, сидя на огромном плоском камне. Постояв немного рядом, юноша решил заговорить со стариком. Он тихо поздоровался. Хотя он был из России, он довольно сносно говорил по-японски. Он начал учить японский также фанатично, как каратэ где-то около 5 лет назад. С тех пор не останавливался.

Заметив его, старик открыл глаза и спросил:

— Откуда ты чужестранец?

— Из России, — ответил юноша с акцентом.

— Что ты делаешь в Японии? – удивленно спросил старик.

— Я приехал выступать на турнире по каратэ, который пройдет в городе, расположенном неподалеку от этих гор.

Старик кивнул головой в знак понимания и предложил жестом руки сесть рядом. Они сидели какое-то время молча и глядели вдаль. Где-то впереди внизу у подножия горы начинался город.

— Когда соревнования? – спросил старик.

— Через 3 дня.

— Останься со мной на 2 дня, и я покажу тебе что-то, что сделает тебя неуязвимым.

— Вы научите меня новым приемам? – спросил русский парень.

— Нет, мальчик. Я научу тебя тому, что превратит обычные удары в твоем исполнении в секретные техники.

Он остался. Старик с ним много не разговаривал. Он дал немногословные наставления вначале. Старый японец объяснил:

— Когда ты слишком озабочен тем, какие удары тебе будет наносить твой противник и как бы от них защититься, твой ум становится слишком скованным. Удары, которые еще не были нанесены противником, уже сковали и ограничили тебя. Ты будешь тратить много времени для того, чтобы играть в предсказателя, когда предсказывать ничего не надо. Это уже первое ограничение, поверх которого ты сразу наложишь второе. В поединке ты станешь сам много думать, какие бы удары нанести, какую тактику бы избрать против этого соперника. Потом в твоем уме появятся другие беспокойства. Всегда есть о чем беспокоиться. Ограничения будут накладываться одно на другое. В скором времени тебе уже будет не до боя, и ты уже не будешь находиться в поединке. Ты будешь полностью погружен в свои переживания и раздумья по поводу тысячи разных вещей, которые ты сам себе придумал. Ты будешь действовать медленнее, чем бы мог. Ты станешь более предсказуемым. Энергия – из-за бурного мыслительного процесса – будет расходоваться гораздо быстрее. В результате, ты существенно уменьшишь свои шансы на победу или вообще отберешь победу сам у себя.

Вместо этого, просто освободи свой ум от лишних мыслей. Действуй спонтанно. Просто позволь своему телу и вниманию сделать всю работу. Тогда твои удары станут быстрее, а ты будешь гораздо менее предсказуемым для противника. Постарайся быть в бою. Пусть все твое внимание будет в этом бою. Позволь себе превратиться в этот процесс. Будь просто бойцом. Тогда ты станешь самим поединком, а поединком станет естественным продолжением тебя.

После данных наставлений отшельник больше не разговаривал с русским юношей. Они сидели в медитации в хижине этого старого мастера. Они сидели лицом к стене с полузакрытыми глазами. Всякий раз как старик замечал, что юноша терял концентрацию и проваливался в дремоту, он делал поклон, вставал и шел за длинной плоской палкой шириной около 5 сантиметров. Он подходил к парню со спины. Брал палку в две руки. Вытянув руки вперед, он сначала делал поклон. Не понятно было, то ли он кланялся палке, то ли юноше. Потом он резким, точным движением наносил удар в определенное место в районе лопаток, и к юноше сразу же возвращалась концентрация. Затем старик делал еще один поклон. Ставил палку к стене. Садился и продолжал медитировать. Так пролетели два дня. За оба дня старый мастер разрешил юноше поспать всего 4 часа. Все остальное время они провели в медитации.

Оставив мастера еще задолго до рассвета, юноша из России отправился назад в город. Он выступил на соревнованиях блестяще и занял первое место. Только вот в Россию он не поехал обратно, потому что чувствовал, что старый отшельник дал ему только какие-то начальные знания. Вскоре, потеряв всякий интерес к боевым искусствам, он посвятил себя полностью изучению и практике дзэна. И вот уже спустя много лет он сам стал мастером медитации, у которого появились свои ученики, один из которых сейчас сидел перед ним и задавал вопросы о дзэне.

— Если о дзэне нельзя рассказать напрямую, — начал ученик, — то возможно я смогу получить ответы через косвенные вопросы? – молодой японец вопросительно посмотрел на учителя.

Мастер открыл глаза и сказал:

— Давай лучше посмотрим на твою позу.

Ученик старательно сел в лотос, вытянул спину и замер в ожидании наставлений.

— Слишком много ветра в теле, — сказал учитель. Иди практикуй, — мастер взял в руку колокольчик и позвонил, сигнализируя об окончании разговора со своим учеником.

Молодой японский юноша не был монахом, а был всего лишь мирянином, который интересовался дзэном. Он был сыном мелкого торговца, у которого была небольшая лавка морепродуктов. Мальчик поклонился учителю и отправился домой. Выйдя за ворота монастыря, он сделал поклон и на мгновение остановился. Он окинул взглядом необычайной красоты сад. Где-то там за южными воротами располагался прекрасный пруд, в котором водились большие старые карпы. Мальчик очень любил проводить время, сидя возле этого пруда. Весна. Сад благоухал. Лепестки на ветках вишни цвели розовым. Он бы здесь с радостью провел всю свою жизнь.

Спускаясь с горы, он начал снова думать о будущем. Мальчик ломал голову, что ему выбрать. Стоит ли посветить свою жизнь медитации и поступить в монастырь для обучения дзэну, или пойти в университет, чтобы потом пробиваться вверх по корпоративной лестнице? Его отец мечтал, чтобы сын, отучившись в университете, посвятил себя финансовому делу и выбился в люди. Ради этого отец трудился, не покладая рук, чтобы у сына была возможность поехать в огромный город, в столицу, в Токио, чтобы поступить в университет. Он видел, что мальчик его был очень умным. В школе считался одним из лучших учеников. Отец имел свое видение будущего для сына. Мальчик же застрял между двумя камнями. С одной стороны, отец, учеба и карьера в крупном мегаполисе. С другой стороны, учитель, медитация и монастырь, затерянный где-то в горах.

— Учитель, а стакан наполовину пуст или полон с точки зрения дзэна? – спросил он в следующую встречу с мастером.

— Иметь такой вопрос в своем уме, это все равно, что засунуть этот стакан себе в задницу и ходить с ним, — ответил учитель. – Скажи, так важно ли в тот момент наполовину пуст этот стакан или полон, когда он, застряв в твоей заднице, вызывает сильную боль и мешает тебе нормально ходить?

— Тогда что же делать, мастер?

— Разве неочевидно? – учитель удивленно посмотрел на своего ученика. – Нужно вытащить этот стакан из своей задницы. Избавившись от него, уйдет боль и дискомфорт. Все эти неважные вопросы, которые ты задаешь, это стаканы, застрявшие в твоем анусе. У тебя их просто тысяча там. Как ты еще ходишь, бедняга, я поражаюсь? – усмехнулся мастер. – Как же больно и неудобно тебе должно быть.

Ученик хотел задать еще один вопрос, но учитель остановил его и сказал:

— Достаточно с вопросами на сегодня. Теперь посмотрим на твою позу.

Мальчик в очередной раз старательно сел в лотос.

— Слишком высоко задран подбородок, — мастер начал поправлять своего ученика. – В таком лотосе нет силы. Отпусти его немного вниз так, чтобы шея стала одной линией с основанием черепа. Твое тело чересчур зажато. Стараясь держать позу, ты слишком перенапрягаешься. Оставь форму ровной, но расслабь мышцы. Например, твое напряженное лицо абсолютно никак не поможет тебе в удержании формы. Продолжай практиковать.

Вновь зазвонил колокольчик в руке мастера. Ученик поклонился и вышел из комнаты.

Прошло около месяца прежде, чем мастер вновь принял своего ученика. Хотя, парень еще не успел произнести ни слова, мастер заметил, что его ученик очень сильно чем-то взволнован.

— Что случилось? – спросил мастер.

— Мой отец мечтал о том, чтобы я прожил жизнь успешного человека в мире корпораций. И когда я ему сказал, что подумываю о том, чтобы принять обеты монаха, он разозлился и так сильно кричал и бил меня, что с ним случился сердечный приступ, — глаза юноши наполнились слезами. – Вина за его смерть преследует меня даже в моих снах.

Мастер кивнул головой в знак понимания.

— Твой отец просто хотел, чтобы ты был счастлив. Он был простой работяга, который всю жизнь трудился в своей лавке, не жалея себя. Он видел эти красивые картинки огромных небоскребов Токио и всех этих ухоженных людей в красивых деловых костюмах. Ему казалось, что они были, наверное, по-настоящему счастливы. Но это не так. На самом деле они страдают гораздо больше, чем простые рыбаки из прибрежной деревни. Они испытывают столько стресса и постоянного давления со стороны своего босса и компании, что им не хочется жить. Они не могут уйти с работы. Ты же знаешь, что в Японии действует пожизненный наем. Однажды переступив порог какой-то корпорации, ты становишься ее рабом навсегда.

Люди давят друг друга в метро, набиваясь в вагоны так плотно, что не могут нормально дышать. Все ради того, чтобы ни дай бог не опоздать на работу, на которой их ждет новая порция мучений. Многие из них вынуждены сильно напиваться после окончания рабочего дня, потому что не видят выхода. Они бегут эстафету, которая никогда не закончиться. Они обречены страдать и прожить всю свою жизнь не так, как они бы хотели, а так, как того диктует их новая корпоративная семья-монстр, единственная цель существования которой, это извлечение финансовой прибыли, — мастер на секунду остановился и закрыл глаза. – Если бы твой отец знал насколько эти люди на самом деле несчастны, он бы никогда не пожелал тебе подобной жизни.

Учитель встал и подошел к письменному столу, стоявшему у стены. Он открыл один из ящиков в столе и оттуда достал лист бумаги.

— Это распечатка фрагмента письма, которое я отправил недавно своему ученику из России, — мастер протянул свернутый вдвое лист бумаги японскому юноше. – Его терзал тот же самый вопрос, что и тебя – что же выбрать: дхарму или карьеру? Письмо на японском, так как он изучает его и возможно однажды приедет сюда на ретрид. Тебе будет полезно прочитать его, когда вернешься домой. А сейчас покажи мне свою позу.

Ученик удивленно поднял глаза на мастера. И понял, что он не шутил. Он вновь постарался сесть идеально. Хотя слова учителя уже начали действовать на него как противоядие, ум юноши оставался все еще неспокойным, атакуемый роем сомнений.

— Сегодня твоя поза просто ужасна, — сказал мастер. – Если внешний мир будет так сильно влиять на твою практику медитации, тебе даже за тысячу жизней не видать озарения. Всегда кто-то будет страдать, стареть, заболевать и умирать. А потом ты сам однажды умрешь. Отправляйся домой. Прочти письмо и садись практиковать.

Мальчик вернулся домой. Включил свет и начал читать.

«Миллион вещей, которыми ты сейчас так озабочен, уйдут с последним предсмертным выдохом. Все то, что не давало тебе покоя и гнало вперед, словно рассекающий воздух кнут, станет неважным, когда смерть выдернет тебя из тела. Где будет в тот момент ужаснейших предсмертных мук место для твоей карьеры, ходьбе по головам, борьбе за власть и жажде наживы? Поможет ли тебе в тот момент твой начальник, перед которым ты так сильно прогибался, услуживая целям фирмы, не жалея себя? Причем, ради бизнеса, который даже не был твоим.

Ты оставил все, чтобы купить себе крохотную квартиру в ипотеку на 20 лет. Разве стоило твое здоровье того куска 2-тонного металла, который перевозил тебя из одного пункта несчастья загазованного города в другой по дорогам, по которым ездить без слез и сожаления нельзя? Что станет с твоими планами на будущее, когда будущее не настанет и, не настав, навсегда останется в прошлом? Ты отказался от всего ради шанса заработать как можно больше нулей для своего депозита в банке. Ты нормально не ел, не пил, не спал, мечтая о завтра. Ты жил с мыслью, что смерть еще далеко. Но кто-то зашел и внезапно нажал на выключатель. И свет в твоих глазах все сильнее угасал, пока сердце не дошло до полной остановки. Здравствуй, полный мрак комы. Тебя уже не спасти. Ты – труп. Тело начинает медленно остывать, кожа синеет. Трупный яд пригласит ненастных червей, которые съедят всю плоть твоего тела, оставив обглоданные кости скелета. Тебя уже не защит конституция и не «отмажет» адвокат.

Со временем твой дом, в котором ты так старательно делал ремонт, опустеет. Он станет старым, никому не нужным и его снесут. Все барахло, которое ты скопил, выкинут на помойку. А тебя спустя какое-то время забудут, как будто ты никогда не жил. Все, что тебе казалось важным, рассеется как туман с приходом лучей утреннего солнца.

Сделать глубокий вдох, чтобы придти в себя и успокоиться, ты уже не сможешь. У тебя не будет легких. Все атрибуты твоего физического тела исчезнут. Тогда ты ощутишь такой страх, какой еще не знал прежде. Ты бы наверняка наложил большую кучу в свои штанишки, если бы у тебя еще оставалась задница. Потом придет отчаяние. Ты поймешь, что не знаешь, что происходит и что с тобой будет дальше. Тогда карма вцепится в тебя и потащит. Ты не сможешь сопротивляться. Ты будешь, словно маленький листок, оторвавшийся от ветки дерева, в потоке сильного ветра. Куда он тебя вынесет, там ты и упадешь.

Не теряй времени. Его и так слишком мало. Практикуй старательнее».

Закончив читать, юноша отложил лист бумаги в сторону. Он встал, чтобы выключить свет и зажечь благовония. Затем он сел на подушку для медитации. Юноша просидел в медитации всю ночь в пустой комнате опустевшего дома, уже не чувствуя себя одиноко. Утром он открыл глаза, твердо зная, что делать дальше.

© 2014, Александр Соболев


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *