Деда Ваня

На пришкольном стадионе бродил старый дед. Не смотря на свои пожилые годы, дед был практически всегда в движении. Независимо от погоды и времени года, он каждое утро выходил на школьный стадион, расположенный недалеко от его дома и бродил по нему до самого позднего вечера. Медленно дед ходить не любил. Такой скоростью и выносливостью при ходьбе мог похвастаться далеко не каждый молодой парень. Впрочем, дед Иван этим не гордился. Для него было естественным быстро ходить без устали весь день напролет.

Стадион был небольшой и невзрачный. Асфальт, покрывавший беговую дорожку, давно потрескался и пришел в негодность. На новый, как водится, не было денег. Стальные турники, измученные проливными дождями и снегопадами, на солнце блестели кислотно-коричневой ржавчиной. От брусьев уже практически ничего не осталось: деревянные жерди, служившие точками опоры при отжиманиях, несколько лет назад окончательно сгнили. Остатки жердей не пропали даром. Местные собаководы использовали их для игры со своими четвероногими друзьями. Ставить новые жерди никто не торопился.

Да и кому это было надо? Дети больше не интересовались спортом. Вечерней игре в футбол или в любую другую подвижную игру, они предпочитали виртуальный мир, насыщенный охотой на злобных зомби. У родителей нет времени, чтобы следить за тем, чем занимаются их дети после школы, ходят ли они вообще в школу. Родители постоянно на работе. Теперь не только западным людям известно, что время – это деньги. Американский стиль жизни стал родным для пока еще малочисленного российского среднего класса.

Внутри беговой дорожки раскинулось футбольное поле. Но это поле больше не топтали ноги юных футболистов. Ржавые ворота забыли, когда последний раз их защищал вратарь от ударов команды соперников, мальчишек из соседнего двора. На поле не осталось и следа от мальчишечьих футбольных баталий. Все давно поглотило время. Поле заросло высокой травой, будто это вовсе не было футбольным полем, а лугом на опушке леса.

Там еще была баскетбольная площадка. История та же, что и с футбольным полем – жалкое зрелище для старых глаз деда Ивана. А ведь он когда-то сутками напролет пропадал с друзьями, играя в футбол. Он жил в деревне. И у них не было всей этой роскоши. Не было никаких стадионов. Даже поле с ржавыми железными воротами – было для них несбыточной мечтой.

Дед Иван помнил, как они, деревенские мальчишки, брали потрепанный кожаный мяч и шли на луг, расположенный возле красивого озера за деревней. Расчерчивали палками поле, делились на команды, и начиналась игра. И каждый из них был счастлив, бегая по полю сломя голову.

С тех пор многое изменилось. Мир больше никогда не казался деду Ивану таким удивительно прекрасным. Память деда Ивана бережно хранила каждую веху его жизни. Вот оно окончание школы, переезд в город, учеба в техникуме, свадьба, сорок лет тяжелого труда, пенсия, смерть бабки и последняя веха – годы одиночества и ожидания смерти.

— Ребята, пивко попиваете? – добродушно спросил дед Иван у сидящих на лавочке троих парней.

— Нет, дед, это газировка, — ответил один из них с темными как смоль волосами.

— Газировка тоже ничего – сладенькая на вкус, — сказал дед Иван, немного растерявшись. – Меня звать деда Ваня, — он присел на соседнюю лавочку в полутора метрах от них. – Я жду тут одного дедушку. Он ушел за десяткой только что. Скоро придет. Пойдем, возьмем чатушку. Тут бабка одна продает недалеко – вот в этом доме, — дед Иван показал пальцем на стоящий недалеко от стадиона пятиэтажный дом. – И сидеть будет веселее, — улыбнулся дед Иван. – И вас угостим.

— Нет, спасибо, — начал отнекиваться тот худенький, что с черными волосами. – Нам скоро уходить. Договорились через полчаса поиграть по сети.

Ребята видели этого деда уже не первый раз. Они знали, что никакого деда с десяткой не будет. Старик должно быть совсем обезумел и выдумал призрачного деда, отправившегося за десяткой. И теперь, чтобы не случилось, дед Иван выходит каждое утро на стадион и ходит до позднего вечера, ожидая прихода своего дедушки с десяткой. Он не устает себе наговаривать:

— Скоро мой дедушка придет и десятку с собой принесет. Пойдем, купим чатушку. Сразу веселее ходить станет.

Дед Иван рассказывал об этом всем, кто был готов выделить минутку-другую на беседу с ним. Но с этим с годами начались проблемы. Дед Иван уже не первый год каждый день ждал своего дедушку. Посетителям школьного стадиона и просто прохожим его выдуманный рассказ давно осточертел. Люди начали сторониться помешавшегося деда. Даже старики с округи обходили его стороной. Все были уверены, что дед окончательно свихнулся. Поэтому с ним никто не хотел общаться. А ему так хотелось поделиться историей о своем дедушке, верном друге, ушедшем «только что» за десяткой. Абсолютно не важно, когда вы его могли встретить – утром, вечером, летом, зимой – в любое время, с кем угодно он готов был поделиться своей историей.

Дед Иван был одержим мыслью о том, что скоро придет его дедушка и непременно с десяткой. Он искренне верил, что дедушка вот-вот придет. Не существовало такого человека, кто бы был способен переубедить его в обратном. Его вера была сильна и непоколебима.

А ведь старик не врал. Действительно, был такой дедушка, который пообещал принести десятку. Звали его дед Макар. Около четырех лет назад дед Макар и дед Иван гуляли по стадиону, как вдруг неожиданно осенило деда Макара:

— А чего это мы такие грустные ходим. Сейчас пойду и принесу десятку. Возьмем чатушку. Тут бабка одна хорошую самогонку продает. И веселее ходить будет.

На улице стояло знойное лето. Хотя солнце ярко светило в тот день, а деда Ваня очень любил солнечную погоду, он вынужден был согласиться с дедом Макаром, что на душе было действительно грустно. Поэтому предложение своего приятеля дед Иван воспринял с воодушевлением. На том и решили. Деда Ваня остался ждать. Лицо его светилось улыбкой, как будто вот-вот должно произойти чудо.

Кто же мог предположить в тот прекрасный день, что с дедом Макаром приключится беда. Дед Макар жил в девятиэтажном доме, что стоял через дорогу от стадиона. Как назло, в тот день в его доме сломался лифт. Дед Макар жил на шестом этаже. И таким здоровьем как у деда Ивана похвастаться не мог. Ему были противопоказаны любые физические нагрузки. Подняться на шестой этаж было настоящим подвигом для старика Макара.

Дед Макар уже поднялся на свою площадку. Полез за ключом в карман, чтобы открыть дверь, как с ним приключился сердечный приступ. Соседи услышали крик, а затем грохот на площадке. Женщина открыла дверь. Раздался невообразимый женский визг. Дед Макар лежал возле своей двери, а правая рука сжимала ключ от двери.

Слава Богу, что в тот день было воскресенье, и дома были соседи. Вызвали скорую. Деда Макара увезли на реанимационном автомобиле в городскую больницу. Но дни деда Макара были сочтены. В госпитале он продержался пять дней, а затем умер.

Дед Иван так и не узнал, что в тот день произошло с его другом. Он не знал, где точно жил дедушка Макар. Они всегда встречались здесь, на стадионе. У них никогда не заходил разговор о том, кто в каком доме и какой квартире живет. Они знали только то, что оба жили рядом со школьным стадионом. А больше им было и не нужно. Дома их ждало только одиночество. Здесь, на маленьком стадионе, свежий воздух и веселые дружеские разговоры.

Деду Ивану ничего не оставалось другого, кроме того, как просто ждать, когда придет его дедушка с десяткой и разгонит тучи грусти, нависшие над ним. Шли дни. Дни сливались в месяцы, месяцы – в года. А деда Ваня все продолжал ждать своего дедушку, ни на секунду не сомневаясь, что тот вот-вот придет.

— Что попиваете, ребята, пивко? – Дед Иван прервал разговор двоих парней, сидящих на лавочке. Оба были подростками 16 и 17 лет. Оба обкурены. Из динамика сотового телефона одного из подростков звучал рэп, создавая своеобразный фон их разговору. – А вот я тут своего дедушку жду. Он ушел за десяткой. Тут бабка хорошую самогонку продает. Скоро придет мой дедушка, и возьмем с ним чатушку. Веселее ходить станет.

— Дед, отстань лучше, — грубо ответил один из ребят. — Ты уже всех достал со своим дедушкой и его десяткой. Даже не подходи к нам.

— Но, это правда. Я не вру. Скоро придет мой дедушка с десяткой, — испуганно ответил дед Иван, не понимая причин такой внезапной агрессии со стороны ребят.

— Как ты все успокоиться не можешь! — Не унимался один из подростков. – Нет никакого дедушки с десяткой. Ты его придумал. И чатушка давно уже не стоит десятку, — подметил явно осведомленный подросток. – Уходи лучше. А то мы тебя изобьем, — рассерженный подросток показал кулак.

Второй подросток, что был чуть младше, начал успокаивать разгорячившегося друга:

— Джон, упокойся, — обратился он к Жене. – Этот дед болен, но не понимает этого. Мне это мать рассказала. Ты же знаешь, что она врач. У него это навязчивая идея. Давай уйдем лучше, — он взглянул Жене в лицо.

Но, было видно, что подросток Джон успокаиваться не собирался. Вместо этого он принялся смеяться над стариком, разбавляя насмешки угрозами побить деда, если тот не уйдет немедленно.

Джон когда-то занимался боксом. Успел поучаствовать в нескольких соревнованиях и одни даже выиграл. Тренер возлагал на него большие надежды поначалу. Но ему не нравился характер Жени. Он был слишком импульсивным и невоспитанным. С таким отношением ко всему, как у Жени, тренер был уверен, нельзя стать чемпионом. Тренеру надоели постоянные пререкания со стороны Жени на любые замечания. Последней каплей стала учиненная им драка во время тренировки, за которую Джона выгнали из зала бокса и больше не пускали обратно.

— Последний раз повторяю, старая развалина. Убирайся отсюда, — Джон встал с лавки и сжал крепко кулаки.

— Джон, успокойся. Пошли отсюда куда-нибудь, — второй подросток сделал последнюю попытку угомонить приятеля.

— Если ты и дальше меня будешь останавливать, я тебе тоже разобью всю рожу. Мамочке твоей будет потом много хлопот по твоему лечению.

Деда Ивана начало всего трясти. Он не знал, что делать. Деда Ваня и не помышлял так злить кого-нибудь. Он не мог понять, почему этот Джон так разозлился. Он же не сказал ничего дурного. Деду Ивану абсолютно не нужны были драки с подростками и любые другие неприятности. Он всего лишь ждал своего дедушку, который вот-вот должен был принести десятку. И они бы пошли мирно к бабке, торгующей хорошей самогонкой, взять чатушку. И ходить бы веселей стало.

— Где же мой дедушка?! — Еле слышно, дрожащим голосом произнес дед Иван. Он изо всех сил молил своего дедушку прейти поскорее, чтобы они могли уйти отсюда.

Дед Иван не мог никуда уйти без своего дедушки. Ведь он обещал подождать его. Он обязательно скоро придет. Они уйдут и забудут об этом неприятном случае. Будут гулять себе по стадиону, как они делали прежде. Но ни деда, ни десятки все еще не было.

Джон поднял правую руку к своему подбородку, чтобы произвести мощный нокаутирующий удар в челюсть старика.

Возле лавочки стоял высокий тополь, который дарил прохладу тени всем, кто решал передохнуть на его соседке-лавочке в знойный летний день. Под величавым тополем лежал железный прут, привлекший внимание деды Вани за мгновение до надвигающегося удара озлобленного подростка-отморозка Джона. Наверное, кто-то из детей принес его сюда со стройки, проходившей неподалеку от стадиона. Уже второй год строили большой красивый многоэтажный дом в трехстах метрах от дома деды Вани.

Дед Иван схватил прут, сам не понимания, зачем ему понадобилась эта железяка. А через мгновение рука сама, без воли старика, нанесла удар в голову Джона. Удар пришелся в висок. Подросток Джон рухнул на землю. Смерть наступила мгновенно.

Ошеломленный увиденным, второй подросток кинулся бежать прочь.

На школьный стадион опустились сумерки. Прохожих не было видно – стадион был пуст. Деда Ваня присел на лавочку, возле которой минуту назад разыгралась драма. В метре от лавочки лежало мертвое тело подростка Джона.

Когда послышался вой сирен приближающейся к стадиону милицейской машины, деда Ваня смотрел куда-то вдаль. А губы без конца твердили:

— Сейчас мой дедушка придет и десятку принесет. Возьмем чатушку у бабки. Веселее ходить будет.

© 2007, Александр Соболев


Комментарии:

Деда Ваня: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *