Срединный путь

middle-path

Мужчина средних лет зашел в дзэндо[1]. Выглядел он подавленным и усталым. Оглядев просторную комнату, он заметил алтарь, на котором покоился позолоченный Будда. Перед ним на алтаре были подношения: небольшая чаша с рисом, несколько кружок с водой и цветок. “Скромнова-то живет старина Будда”, – подумал мужчина, оглядывая алтарь.

В строгом прямоугольном порядке вдоль стен были разложены коврики для медитации. На каждом из них по центру лежала черная круглая подушка. Впереди ближе к алтарю на полу стоял странный отполированный кусок дерева в виде рыбы, а рядом с ним лежала какая-то палка. Мужчина также заметил большую металлическую чашу, рядом с которой лежала другая палка, но уже покороче и толще. Он уже не удивился, когда заметил еще одну палку, которая мирно лежала в стороне. Она была плоской и длинной. Гость с сарказмом отметил про себя, наблюдая все эти церемониальные предметы, что здешние обыватели должны быть фетишистами высокого уровня. Когда в зал медитации вошел человек европейской внешности в японской традиционной робе, в которой даже в Японии лет сто никто не ходил, он поменял высокий уровень фетишизма на высший в своем наблюдении.

Гость был полон сарказма. Он устал от всего мира и мечтал увидеть, как он – весь без остатка – сгорит в огне. Он мечтал о глубоком экономическом кризисе, чтобы увидеть в жесточайших страданиях лица этих избалованных яблодрочеров, когда им больше не будет хватать денег на новый айфон. Он предвкушал и смаковал ситуацию, когда единички потребления – современные люди – будут страдать, от того, что они больше не смогут вывозить свою жирную задницу в Египет на недельку понежиться на солнце на пляже, предварительно набухавшись вхлам в отеле. Он ждал, когда они больше не смогут выезжать в Тайланд и снимать девочек, а будут вынуждены сидеть в своих убогих квартирках дома и дрочить холодными зимними вечерами. Его тошнило от всего. Все стало слишком обыденным и банальным. Его достали эти телки, которые ведутся на его деньги и строят из себя маленьких девочек, которые ни разу не держали члена в своем рту, и только для него сделали исключение. Он больше не видел в современном мире ничего такого, что могло бы вызвать у него удивление или восторг.

Мужчину мучили душевные переживания. Ему нужен был мудрый человек, с которым он бы мог обсудить свои проблемы. Он много слышал о дзэне и подумал, что мастер дзэна сможет ему как-то помочь.

Мастер прошел в начало зала и, не обращая никакого внимания на посетителя с измученным лицом, сел на подушку для медитации, предварительно отвесив поклон стене. Усевшись на подушку, мастер несколько раз качнулся назад и вперед, а затем из стороны в сторону, чтобы найти оптимальное устойчивое положение тела.

Мужчина подумал, что учитель медитации, наверное, выступает за гармонию в мире. Он вспомнил, как один его друг тоже верил в добро, любовь, гармонию и во все остальное светлое. Но на одной пьяной вечеринке его остановила чья-то рука, вогнав ему в ухо стекло от разбитой бутылки.

Гость, пытаясь привлечь внимание мастера, начал беспокойно ходить из стороны в сторону. Он периодически издавал звуки: что-то между сухим кашлем и приглушенным стоном раненого животного. Но мастер никак не реагировал. Он сидел неподвижно. Его глаза не моргали, и дыхание было очень глубоким и беззвучным.

В скором времени гость уже рисовал круги вокруг мастера. Однако никакой реакции по-прежнему не было. Наконец, устав от ходьбы и чувствуя себя законченным идиотом, мужчина сел на подушку для медитации напротив мастера. Он внимательно посмотрел на то, как сидел мастер и попытался принять такое же положение.

Через 15 минут неподвижного сидения у гостя начали болеть колени и спина. Он посмотрел на мастера, который по-прежнему сидел так, как будто он был высечен из камня. “Как ему это удается?” – подумал мужчина про себя. “Человек не может так долго сидеть и не двигаться”.

Мужчина уже собирался вставать с подушки и уходить, как внезапно с ним заговорил учитель:

— Зачем ты сюда пришел?

От неожиданности гость оторопел. Не смотря на то, что мастер произнес вопрос четко и довольно громко, гость переспросил вопрос три раза прежде, чем значение слов ему стало понятно.

— Зачем я сюда пришел? – удивлено переспросил гость.

— Да, зачем ты сюда пришел, — довольно резко и громко повторил учитель медитации. – Что тебе не сидится дома?

Гость был в полной растерянности и просто, молча, смотрел на мастера, не зная, что сказать.

— Отвечай немедленно! Первое, что придет тебе на ум, — настаивал учитель.

— У меня душевные страдания. Мне кажется, что я безнадежно разлюбил этот мир.

— Душевные страдания? — переспросил мастер, глядя в глаза гостю. И тот кивнул головой.

— Покажи мне свою душу, и я избавлю ее от всех страданий.

— Но как же я ее могу показать? Я не знаю, где она находится.

— Может быть где-то в теле? Подумай, в каком именно месте у тебя лежат эти проблемы, наверное, там и душа. Покажи мне какое-то конкретное физическое место и тогда мы их вытащим оттуда.

Мужчина долго думал, и потом сказал:

— Мастер, я не могу найти это место. У меня просто такое чувство, но нет определенного места в теле.

— Если нет реального места, то как, тогда твои чувства проблем могут быть настоящими? – мастер ухмыльнулся и добавил, — Если сейчас сюда зайдет девушка с большой грудью, то твои чувства проблем, наверное, уступят место другим чувствам. А потом через 5 минут сюда забегут два здоровых бойца смешанных единоборств и начнут тебе угрожать, у тебя будут третьи чувства. А потом тебе позвонит твоя бывшая жена и начнет рассказывать какой ты дебил и неудачник и что она проклинает день, когда вы познакомились, у тебя появятся уже какие-то другие чувства. Затем тебе позвонит твоя мать, и твои чувства изменяться еще на что-то другое. И так до бесконечности.

— То есть получается души нет, учитель?

— Я лучше скажу о том, что есть здесь и сейчас. Так нас учит жить дзэн – пребывать максимально осознано в настоящем моменте, — учитель взял небольшую паузу. – А пребывая здесь и сейчас, знаешь что есть?

— Что? – спросил гость, ожидая услышать какую-то древнюю китайскую истину.

— Пребывая здесь и сейчас, я имею кучу глупых вопросов от тебя, которые мне не нравятся.

— Разве мастер дзэна может гневаться и раздражаться?

— Мастер дзэна может все, на то он и мастер.

— Говорят, что у мастеров медитации появляются сверхъестественные способности? Я думаю, что это полный бред, но все же почему-то хочется вас об этом спросить.

— Все верно. У мастеров дзэна есть экстраординарные способности.

— Какие именно?

— Например, они могут есть, когда хотят есть. Они могут спать, когда хотят спать. Когда им нужно идти, они могут идти. И много еще чего интересного умеют.

Гость рассмеялся. Он смеялся долго. Вдруг внезапно остановился. Смех исчез. Слова мастера только дошли до него. Мурашки побежали по телу, он понял, что мастер имел в виду.

Если добавить осознанности и максимально погрузиться в процесс, то самое обычное действие приобретает магический эффект, а избитая тропа, по которой уже прошел тысячу раз, становится неизведанной кроличьей норой, которая каждый раз показывает что-то новое.

Мастер спросил:

— Осталась ли еще ненависть к этому миру в твоем сердце?

— Нет, — неожиданно для самого себя ответил гость. – Мир, на самом деле, прекрасен. – Он посмотрел по сторонам с большим вниманием. И увидел много мелких деталей, которые не заметил, когда зашел сюда. Даже цвета и краски стали выглядеть более насыщенными вокруг. – Да, этот мир прекрасен, — повторил мужчина.

— And I thought to myself, what a wonderful world, — начал тихо напевать учитель песню Амстронга, пока поднимал с пола длинную плоскую палку.

Через секунду после того, как эта палка оказалась у него в руках, продолжая напевать песню “Wonderful world”, он резко и очень сильно ударил этой палкой в живот гостя. Лицо мужчины так скорчилось от боли, что инопланетная тварь, покрытая слизью, из фильма “Чужой” выглядела уже не так страшно на фоне его чудовищных гримас. Мужчине было так больно, что он не мог дышать какое-то время.

— Что мир уже не так прекрасен? – спросил мастер, наклоняясь к корчующемуся от боли на полу гостю.

— Старик, ты – полный псих! Тебе в психбольницу надо, — проревел мужчина, пытаясь вернуть себе нормальное дыхание.

Прошло около 15 минут, пока гость не пришел в себя. Держась за живот, он сидел, наклонившись спиной к стене. Мастер принес ему стакан воды и заставил его выпить.

— Я только что передал тебе учение о серединном пути, — сказал учитель, — это самое важное учение в буддизме.

— Когда? Какое учение? – оторопел мужчина, думая, что старик окончательно сошел с ума.

— Когда? – Где-то между моментом, когда ты восхищался миром – и все было прекрасно – и той секундой, когда палка врезалась в твой живот. Я называю это мгновенной передачей учения или “вместо тысячи слов”.

Мужчина все еще не понимал, что происходит.

— Скажи, изменился ли как-то мир с момента, когда ты им восхищался и когда валялся, корчась от боли на полу, проклиная все вокруг? – спросил учитель.

— Скорее всего, нет, — ответил мужчина. И тут он испытал очередную вспышку прозрения.

Мастер увидел, что к нему начало приходить понимание. Он кивнул в знак одобрения головой и сказал:

— Мир ни плох, и ни прекрасен. Он такой, какой есть. Именно так его и следует воспринимать: без личных интерпретаций. Постарайся отсечь дуальность восприятия мира, и ты увидишь реальность такой, какая она есть на самом деле.

Гость сложил руки перед грудью и сделал поклон учителю в глубочайшем уважении, благодаря его за бесценный урок.

[1] Зал для медитации

© 2015, Александр Соболев


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *